Книги о детстве

Санаев П. Похороните меня за плинтусом

Автобиографическая повесть Павла Санаева стала одним из главных тематических русскоязычных хитов последнего десятилетия – и не удивительно, учитывая живописный стиль автора. Читаешь – и не можешь не воображать чуть ли не на собственной шкуре все эти купания и манипуляции всесильной бабушки героя, не можешь не слышать ее бесконечные упреки и жестокие слова. В процессе фокус читателя как бы раздваивается: мы видим ситуацию и глазами маленького мальчика, и общим взглядом взрослого – и это создает этакий эффект 3D, полного погружения в море психологического яда, которым окружен главный герой. Громкий успех книги, конечно, был подстегнут тем фактом, что речь в ней шла обо всем известных людях (Всеволод и Елена Санаевы, Ролан Быков), но даже без этой монеты в копилку популярности повесть была обречена на внимание читателей.

Саша Савельев живёт у бабушки с дедушкой, потому что бабушка не доверяет воспитание ребёнка своей дочери. Она ненавидит и осуждает «беспутную» дочь, нашедшую нового мужа. Её жестокая «любовь» к внуку, больше похожая на ненависть, произрастает из желания иметь послушную и безответную живую куклу, которую можно опекать, лечить и наказывать. Эта «самоотверженная» забота помогает ей ощущать собственную значимость и острее упиваться собственным «страданием», причиняемым лживыми, чёрствыми и неблагодарными окружающими (включая мальчика). Ребёнок, которого она в непрерывном режиме учит ненавидеть мать, плохо поддаётся этой обработке сознания и пытается вырваться из-под пресса домашней тирании.

Ельчин Е. Сталинский нос

В данном произведении повествуется о событиях эпохи Большого террора. Предназначена она школьникам. Написал ее (и создал иллюстрации) Евгений Ельчин. Он родился в Ленинграде в 1956 году, но в 1983 году эмигрировал в Америку. Личный и семейный опыт автора воплотились в «Сталинском носе», но не стоит искать в нем автобиографические черты. Вернее, если и искать, то всем нам, а также нашим бабушкам и дедушкам. Наше общее прошлое, фантасмагорически сгущенное, но оттого не менее узнаваемое, встает в этой книге вместе со всеми его исчезнувшими и до сих пор неизжитыми чертами.

«Сталинский нос» – это всего лишь один день из жизни обычного советского школьника Саши Зайчика. Но за этот день Саша успеет стать свидетелем ареста любимого отца, офицера НКВД, отрепетировать роль отрядного знаменосца, стать сыном врага народа, разбить бюст товарища Сталина, вызвать настоящий переполох в школе, спровоцировать арест учительницы, побывать объектом вербовки со стороны агента НКВД.

В этот день мир Саши Зайчика стремительно рухнул: все его представления о добре и зле, устойчивости и справедливости мироустройства рассыпались в прах. Оказалось, что за казенными фразами из газетных передовиц о «врагах народа» скрываются реальные, близкие люди. А сам ты, еще недавно слывший образцом для подражания, становишься изгоем, человеком, чье лицо замазывают чернилами на групповой школьной фотографии.

В конце книги, стоя на задворках знаменитого здания НКВД на Лубянке, в почти бесконечной очереди родственников арестованных, герой сталкивается с неплакатными, человеческими чувствами людей, чьи близкие попали в беду, и, наконец, обретает надежду.

Даль Р. Матильда

Книга о том, что каждый может изменить мир и встретить на своём пути хороших людей.

На Матильду совсем не обращают внимание родители. Они заняты своими делами: мама просмотром телевизора, папа продажей машин. Но Матильда – необычная девочка. Во-первых, она умеет двигать предметы глазами, а во-вторых – она вундеркинд. И, к счастью, в школе ей, кроме садистки-директрисы, попадается добрая учительница мисс Хани, которая помогает Матильде повзрослеть и не потерять окончательно веру в людей.

Книги Роальда Даля – лучшая профилактика жадности, глупости, лицемерия и всех библейских грехов, которые намного опаснее ОРВИ и простуды.

Сэлинджер Дж. Над пропастью во ржи

Это едва ли не самая популярная книга о взрослении и трудном возрасте.

Холден Колфилд, неуравновешенный подросток, рассказывает свою историю, размышляет о жизни, бунтует и не совсем понимает, что происходит вокруг. Честно, грубо и откровенно о жизни в этом сложном, запутанном и не особенно приятном мире.

Мировоззрение Колфилда до сих пор не жалуют приличные родители приличных детей, считая, что бедный Холден плохо влияет на неокрепшие умы, призывая к бунту и эскапизму. Но от этого книга вызывает ещё больший интерес у самих подростков.

Уоллс Дж. Замок из стекла

Книга Дж. Уоллс – одновременно роман, от которого трудно оторваться, и автобиография, максимально честная и детальная. Родители Джанет, исповедующие принцип «Что нас не убивает, делает сильнее», никогда не утруждали себя особой заботой о своих четверых детях, предоставляя их ранам возможность залечиваться самостоятельно, а их желудкам – наполняться волей чистого случая. В поисках лучшей жизни, а часто и попросту по капризу, они колесили по Америке, живя в самых не подходящих для маленьких детей местах, чем максимально осложнили им существование.

Вся книга – фактически история борьбы Джанет и ее братьев и сестер за выживание, а позже – за то, чтобы хоть как-то вписаться в общество, зажить нормальной жизнью. При прочтении не раз возникает мысль о том, что на месте этой несчастной девочки у большинства уже давно опустились бы руки. У нее все получилось – и творческий успех в том числе: ее книга много месяцев держалась в списке бестселлеров, обласканная критиками и отлично принятая читателями.

Верейская Е. Три девочки

Три девочки – это школьницы Наташа, Катя и Люся. Они живут в коммунальной квартире, по первым буквам всех обитателей зовущейся «Соленая Католюандо», дружат, придумывают ребусы, встречают Новый год – а потом приходит война. Перестав ходить в школу – ее разбомбило, – девочки учатся другим вещам. Они умеют тушить зажигательные бомбы, отличать шум двигателей советских и вражеских самолетов и радоваться черствому хлебу:

«Сухарь был очень черствый, и это было хорошо – можно было дольше жевать».

Эта повесть о хорошем – пережить самые трудные моменты жителям квартиры помогает забота друг о друге.

Астафьев В.П. Последний поклон

Повесть в рассказах о детстве, что прошло у Енисея в старинном селе Овсянка, Виктор Петрович Астафьев писал на протяжении четверти века.      В 1968 году в Перми вышла книга, озаглавленная по одному из рассказов – «Последний поклон». Поклон – бабушке Катерине Петровне Потылицыной, которая и в жизни мальчика, росшего без матери, была главным человеком, и в этой книге – главной героиней. Верно сказать о ней: героиня – характер непростой, доля тяжёлая, а доброта великая.

Со временем повесть выросла в трёхтомную книгу. Виктор Астафьев – совестливый писатель, тут и личная боль его, и способ повествования. Конечно, нет, не из одних игрушек сложены рассказы первого тома «Последнего поклона». Как раз эти рассказы разумно включаются в сборники, составляемые для детского чтения. Грусти и радости сибирской деревенской жизни здесь описаны рукой автора знающего, любящего, сострадающего и наделённого ярким самородным талантом. Пусть потом, когда дети, читавшие «Коня с розовой гривой», подрастут и станут выносливее, они прочтут книгу Астафьева до конца – и «Без приюта», и «Где-то гремит война», и «Приворотное зелье» – правильные слова там говорит бабушка Катерина Петровна: «Нету зова сильнее крови да ишшо земли родной. Мила, мила та сторона, где пупок резан…».

 

Белых Г., Пантелеев Л. Республика Шкид

В начале 20-х годов прошлого века питерские подростки Алёша Еремеев (будущий писатель Л.Пантелеев) и Гриша Белых учились и воспитывались в школе имени Ф.М. Достоевского – интернате для трудных и беспризорных ребят. В 1927 году вышла их повесть о жизни в интернате – «Республика Шкид». Примечательна история, или судьба этой книги. Незаурядна и сама книга – как документальный рассказ и как художественное произведение.

Как вспоминал писатель Корней Иванович Чуковский, «биография Алексея Ивановича Пантелеева очень ярка и эффектна. В детстве он был беспризорником, похищал и электролампочки, и арбузы, и валенки. Если попадался, его били. Потом его отдали в школу для малолетних правонарушителей.

После чего семнадцатилетним юнцом он написал вместе со своим сверстником Григорием Белых талантливую и очень громкую книгу, которая была встречена бурными хвалами и спорами. Вскоре она вышла за рубежом в переводах на французский, голландский, японский и несколько других языков. <…>

Откуда у «мальчиков, только что покинувших стены детского дома», такая крепкая литературная хватка, словно «Республика Шкид» для них не первая проба пера, а, по крайней мере, десятая или, скажем, пятнадцатая?

Теперь из повести «Лёнька Пантелеев» мы знаем, что так оно и было в действительности. Чего только не писал этот необыкновенный мальчишка: и статьи для самодельных журналов, и стихи, и драмы, и памфлеты, и частушки, и сатиры, и повести. <…> Белых тоже не был начинающим автором. Вспомним хотя бы бойкий еженедельник «Комар», издававшийся им ещё на школьной скамье.

<…> …преждевременным опытом обладали сотни тысяч беспризорных детей, бродивших по бескрайним просторам тогдашней России и переполнявших сверх меры всевозможные колонии, лагеря и приюты. Однако среди них не нашлось никого, кто написал бы «Республику Шкид».

Потому что одного житейского опыта было бы здесь недостаточно. Нужно было, чтобы доподлинное знание жизни, всех её обид, передряг и тревог сочеталось у этих юных писателей с богатой начитанностью, с тем сознательным стремлением к художественному «складу и ладу», которое всякому автору даётся не только инстинктом таланта, но и долгим общением с книгами».

Бёрнетт Ф.Э. Маленький лорд Фаунтлерой;

Маленькая принцесса; Таинственный сад

Книги Фрэнсис Элизы Бёрнетт на рубеже XIX-XX веков были чрезвычайно популярны как в Америке, так и у нас. После долгого перерыва российские читатели вновь встретились с ее «ласковой прозой» – это определение С.А. Небольсина из предисловия к изданию 1992 года.

«Маленький лорд Фаунтлерой»

Семилетний Седрик жил с мамой на окраине Нью-Йорка. Однажды мальчик узнал, что он самый настоящий лорд, и что в Англии его ждет богатый дед – могущественный граф Доринкорт, человек суровый и мрачный. Своей добротой и непосредственностью маленький Седрик сумел растопить заледеневшее сердце деда и разрешить, в конце концов, тяжелую семейную драму. Повесть о лорде Фаунтлерое, мальчике с золотыми кудрями – одна из самых знаменитых детских книг своего времени. А прошедшее столетие даже прибавило ей обаяния.

«Маленькая принцесса»

Конечно, Сара Крю никакая не принцесса. Просто у нее был очень состоятельный отец, богатое воображение, доброта и необыкновенное чувство собственного достоинства. Именно эти черты характера и спасли девочку, когда в одночасье она все потеряла. «Маленькая принцесса» по силе эмоционального воздействия не уступает «Маленькому лорду Фаунтлерою», а быть может, и превосходит его.

«Таинственный сад»

«Таинственный сад» – повесть о сироте Мери Леннокс. Вначале она неприятный, черствый ребенок. Но постепенно ее чувства оживают, как запущенный сад, который, и правда, есть в этой трогательной повести.

 

Вестли А.-К. Папа, мама, бабушка,

восемь детей и грузовик

Растить и воспитывать восемь детей сложно и в Норвегии, и в любой другой стране мира. Особенно, если глава семьи не богач, а просто водитель грузовичка. Только вот трудности в этой большой семье (папа, мама, бабушка, восемь детей…) никого не пугают. Без скандалов и хныканья с ними справляются и взрослые, и дети. Такой уж у всех здесь счастливый характер. Рисунки к повестям Анны-Катарины Вестли делал ее муж, художник Юхан Вестли.

 

Голявкин В.В. Мой добрый папа

Повесть «Мой добрый папа» написана в 1963 году. И это старое издание очень симпатично. Процитирую отрывок из повести:

«Папа мой очень добрый. Мы с братом однажды сказали папе:

– Купи нам мороженое. Но побольше. Чтобы мы наелись.

– Вот тебе таз, – сказал папа, – беги за мороженым».

Папа покупал апельсины всем детям двора, а в магазине велел отпускать им конфеты «от пуза», чтоб хватило каждому. Приличных брюк     у папы почему-то не водилось – когда он шел дирижировать оркестром, соседи одалживали ему свои. И это никого не смущало.

Потом наступила война. «Больше я не увижу папу. Мой папа убит… Мой папа, мой добрый папа, он никогда не вернется…».

О детях военного и послевоенного времени писатель и художник Виктор Голявкин еще рассказывает в повестях «Полосы на окнах» и «Рисунки на асфальте»:

Гринвуд Дж. Маленький оборвыш

Английский писатель Джеймс Гринвуд (1833-1929) оставил потомкам сорок книг. Но читателям, да и то, пожалуй, только русским, пришлась         по душе одна – «Маленький оборвыш». Быть может, дело тут в том, что эту трагическую историю пересказал для детей не кто-нибудь, а сам Корней Иванович Чуковский.

Это история маленького бродяги, испытавшего все лишения бродячей жизни, нищету, страх и одиночество. Джеймс Гринвуд – не обычный детский писатель, развлекающий ребят веселыми беззаботными историями.                 В повести «Маленький оборвыш» он показывает другое детство: безрадостное и беззащитное существование ребенка, не имеющего крова     над головой и хлеба для пропитания. Рано потерявший мать, затравленный мачехой, мальчик покидает дом и попадает на улицу, где вынужден сам добывать себе пищу, скитаться с другими детьми и ночевать в катакомбах.    У книги Гринвуда счастливый финал, вознаграждающий детей за долгое и увлекательное путешествие в мир нищеты и человеческого безразличия. Одна такая книга, прочитанная в детстве, оставляет глубокий след в душе ребенка на всю жизнь.

Зощенко М.М. Лёля и Минька

Рассказы для детей о маленьком Миньке и его старшей сестре Михаил Зощенко написал перед самой Великой Отечественной войной. В то же время он готовился писать автобиографическую книгу «Перед восходом солнца».

Взрослая книга была завершена в 1943 году, а полностью напечатана только в 1987-м. Сейчас в детских сборниках Зощенко обычно помещаются рассказы из цикла «Лёля и Минька» и из четвёртой части «Перед восходом солнца». Рассказы отлично уживаются рядом, а ведь эта часть сложно составленной автобиографической книги называется «Страшный мир». В периоде жизни от пяти до пятнадцати лет Зощенко ищет причину своей постоянной тоски, какое-нибудь несчастное происшествие, которое сделало его «жалкой пылинкой, гонимой любым житейским ветром». Он так и не найдёт этой причины в осознанных воспоминаниях: «Обыкновенное детство. Немного трудный ребёнок. Нервный. Обидчивый. Весьма впечатлительный. Со взором, устремлённым на то, что плохо, а не на то, что хорошо. Пожалуй, пугливый из-за этого. Но совсем не слабенький, а скорей даже сильный». Он вспоминает яркие, но неприятные сцены. Нехорошо вёл себя дома, в школе,  в гостях – понимал, что нехорошо, но поступал ещё хуже. Стеснялся, боялся, лгал, жадничал… Самые драматичные рассказы «Страшного мира» в детские сборники, конечно, не включаются.

Едва ли уместно было бы читать малышам, например, о том, как страшно видеть утопленника, или о том, как сосед из ревности застрелил студента. Есть другие, вполне подходящие для детского чтения истории: «Я не виноват», «Учитель истории», «У бабушки», «Гроза», «Закрывайте двери». Хотя и в них слова простые, а взаимоотношения всех со всеми очень сложные.

В рассказах из цикла «Лёля и Минька» маленьким читателям обязательно прописывается моральный урок. Назидательность, конечно, смягчается юмором, интонацией Михаила Михайловича, бывшего Миньки.

Например, рассказ «Ёлка». Дети съели сладости, украшавшие новогоднюю ёлку, после чего поссорились с гостями. Папа сказал, что воспитание губит детей, «им будет трудно жить на свете, и они умрут в одиночестве».

«И вот, ребята, прошло с тех пор тридцать пять лет, и я до сих пор хорошо помню эту ёлку. И за все эти тридцать пять лет я, дети, ни разу больше не съел чужого яблока и ни разу не ударил того, кто слабее меня. И теперь доктора говорят, что я потому такой сравнительно весёлый и добродушный».

Доде А. Прекрасная нивернезка

«Прекрасная нивернезка» – реальная история, рассказанная как сказка. Сказка о беспризорном малыше и небогатых добрых людях, усыновивших его. И все же в этой истории много жизни, а значит – горя и радостей. И, конечно же, в ней есть удивительное открытие, а затем – счастливый конец,    в котором явь становится сказкой, а сказка – явью. Автору, рожденному  в солнечном Провансе, очень хотелось всех осчастливить, вот и получилась такая добрая, но не очень правдоподобная книга.

Конецкий В.В. Рассказы о детстве

Петра Ниточкина

Виктор Конецкий отчётливо помнит 22 июня 1941 года. Ему тогда исполнилось двенадцать, он проводил лето в Украине:

«Около четырёх часов утра мать разбудила меня и брата, и мы вышли во двор, где справа были клетки со спокойно пока жующими кроликами, слева хлев со спокойно пока жующими коровами; а с запада, из-за реки Ворсклы <…>, из-за кукурузных полей, по чуть светлеющему небу, очень низко, пригибая всё торжествующим рёвом, шли на Харьков или Киев эскадрильи тяжёлых бомбардировщиков; и мы отчётливо видели чёрные кресты на их крыльях.

– Война, – сказала мать и зарыдала».

Когда возвращались домой, поезд попал под бомбёжку. Люди бежали     в поле, прятались под вагонами, многие погибли. Брата ранило, но всё-таки Виктор и Олег с мамой Любовью Дмитриевной добрались к себе в Ленинград. 8 сентября началась блокада.

Любовь Дмитриевна сумела сберечь детей. Старший, Олег Базунов, стал искусствоведом и писателем, младший, Виктор Конецкий (это фамилия матери), – моряком и писателем.

О том, что помнил с военных лет, Конецкий писал от первого лица –  в рассказах «Набережная лейтенанта Шмидта», «Мосты и речки», «В шторм и штиль». Бывало, он отдавал свои впечатления вымышленным или отчасти вымышленным персонажам – Геннадию Петровичу Матюхину (в прекрасном и странном рассказе «Кошкодав Сильвер»), Петру Ивановичу Ниточкину.

Ниточкин – добрый знакомый всех, кто любит прозу Конецкого. Он «человек весёлый, трепливый», славный среди товарищей неиссякаемым запасом матросских баек, из которых и состоят известные рассказы семидесятых годов: «Космический теплоход, череп и кости», «Пётр Ниточкин о матросском коварстве», «Пётр Иванович Ниточкин к вопросу о квазидураках». Автор зовёт героя другом-приятелем. Можно вычитать из этих рассказов, что Ниточкин – земляк, ровесник и однокашник Конецкого.

«Петька, Джек и мальчишки», «В тылу», «Дверь» – ранние рассказы Конецкого. В них Пете Ниточкину от одиннадцати до четырнадцати лет. Вместе с матерью, недавно молодой и красивой, а теперь седой и слабой, он приезжает в маленький азиатский городок из блокадного Ленинграда. Ниточкин постоянно хочет есть, и у него часто кружится голова. Однако характер берёт своё. Перед шайкой местных пацанов Петька не отступит, хотя унижения хлебнёт сполна. Прирученного пса Джека, скрепя сердце, отдаст на фронт – раненых из боя выносить. Ниточкин – тот самый, который спустя годы будет травить байки о матросском коварстве и о квазидураках, упоминая попутно дела нешуточные!

 

Кузьмин Н.В. Круг царя Соломона

Автор этой книги – член-корреспондент Академии художеств СССР, заслуженный деятель искусств РСФСР Николай Васильевич Кузьмин. Имя Н.В. Кузьмина, мастера тонкого, филигранно отточенного рисунка, знакомо широким кругам читателей. Его изящные, с большим артистизмом выполненные рисунки к «Евгению Онегину» и «Графу Нулину» Пушкина, «Левше» Лескова и «Плодам раздумья» Козьмы Пруткова – высокие образцы графического искусства.

В автобиографической повести «Круг царя Соломона» Н.В. Кузьмин рассказывает о родном пензенском городе Сердобске, где прошли его детство и юношеские годы, о людях, которые окружали его, и тех впечатлениях ранних лет, которые определили путь будущего художника.

Детство Николая Васильевича Кузьмина прошло, в сущности,  в швейной мастерской, принадлежавшей его родителям. Самой важной вещью там был каток – то есть «стол на козлах, на котором сидят и шьют, поджав под себя ноги, портные». Посидеть с разговорами у катка приходили самые разные люди: мещане, купцы, мелкопоместные дворяне. Чего только не повидал Кузьмин у этого катка и чего только не наслушался!

Повесть «Круг царя Соломона» подкупает на редкость спокойным восприятием мира. Говоря языком ребенка, здесь «все не хорошо и не плохо, а нормально».

 

Брэдбери Р. Вино из одуванчиков

Эта книга лучше всех остальных произведений доказывает, что Брэдбери, вопреки сложившемуся мнению, вовсе не фантаст: он просто пишет о Жизни с большой буквы, а если он часто упоминал в своих произведениях космос, Марс и будущее, то только потому, что эти будоражащие образы запали ему в сердце, как любому достойному отпрыску двадцатого столетия. В «Вине» нет далёких пространств и иных миров, но от этого магия писателя никуда не делась.

В главном герое Дугласе Сполдинге без труда узнаётся сам автор – чтобы понять это, в принципе, не нужно знать историю создания этого романа или знакомиться с биографией Брэдбери. Достаточно просто прочитать книгу – и станет ясно, что так писать о невозвратно ушедшем лете своего детства автор может, только основываясь на собственных неповторимых переживаниях. Дуглас ещё остаётся ребёнком, но с присущей детям безошибочной интуицией смутно догадывается, что это солнечное лето в Гринтауне станет последней порой его беззаботного детства, а после этого начнётся его неотвратимый вход в мир взрослых людей – поэтому и спешит напоследок вдохнуть полной грудью воздух этого странного и волшебного времени. Он дурачится вместе с друзьями и со своим братом, попадает в невероятные приключения, разговаривает с умудрёнными жизнью взрослыми и наблюдает за их жизнью – в общем, веселится на всю катушку, хотя порой в его поведении прорезывается некоторая исступлённость, обусловленная тем самым роковым предчувствием уходящего детства. Вместе с ним переживает летние дни весь город Гринтаун, в котором что ни день происходят удивительные вещи – люди готовят магический напиток     из одуванчиков, чтобы откупорить бутылки морозным январским утром и хлебнуть порцию летней жары, а в соседнем гараже стоит удивительная Машина счастья, способная дать человеку всё, что он хочет в этой жизни…

Но не стоит ждать от книги одной лишь пушистой «сахарной ваты» – это было бы большой ошибкой. Брэдбери, который начинал свою писательскую карьеру с леденящих кровь рассказов ужасов, не имеющими аналогов, прекрасно знает, что наша жизнь не может быть только чередой радостей; что есть в ней и тёмные, и страшные, и скучные стороны, и что порой их даже слишком много. Поэтому в Гринтауне есть место слезам, ссорам, грусти, разочарованиям… даже смерти. Ведь ночами в городе бродит загадочный Душегуб, который охотится на молоденьких девушек, слишком увлёкшихся вечерними прогулками на свежем воздухе…

Кассиль Л.А. Кондуит и Швамбрания

В автобиографии «Вслух про себя» Лев Кассиль пишет, что его первая книга «Кондуит» – «о том, как рухнула старая школа», а вторая – «Швамбрания» – о «какбудтошней стране». Он утверждает, что попытался «весело, может быть, даже с мальчишеским озорством, изобразить старые смешные интеллигентские идеалы, царившие в методах нашего воспитания, и рассказать о первых годах новой советской школы; о том, как свежий ветер Октябрьской революции вторгся в мир старой семьи и старой школы, о том, как новая действительность оказалась увлекательнее старой сказки». На той же странице Кассиль называет себя «докторским сынком», сетует на ошибки и гордится прозрениями «известной части» своего поколения. Не только         в автобиографии, составлявшейся для журнала «Интернациональная литература», – родителям Кассиль пишет, что «Швамбрания» – «повесть        о том, как нас вспоил, вынянчил и вышколил Октябрь»! И в другом письме предупреждает: «эта вещь сатирическая, осмеивается старая интеллигентская семья. Наш дом – только повод. Поэтому прошу не обижаться».

Все эти официальные и вроде бы неофициальные слова, в общем, правдивы. «Кондуит и Швамбрания» – лёгкая для чтения, бодрая книга о детстве в революционное время. Чем объяснить, что она до сих пор любима многими читателями? Привлекательно ли сегодня осмеяние старой семьи и традиционного общества?

Злобного смеха, издевательства здесь нет. Превосходна добродушная ирония, с которой описана выдуманная братьями Лёлей и Оськой Швамбрания – земля симметричной географии, где враги живут за забором, а место для войны покрыто тротуаром, главный герой Джек, Спутник Моряков, а главный злодей – граф Уродонал Шателена, «весь чернокудрый и подлец». Не так уж безобидны гимназические взаимоотношения, но и они обрисованы в духе мальчишеского озорства.

На фоне шуток пронзительно звучат короткие драматические рассказы – скорее, упоминания: о преданности отца своей профессии, о потрясшей детское сознание катастрофе на заводе, об ура-патриотической манифестации с портретами царя и хоругвями, о раненых солдатах, привезённых с войны в «новенький лазарет», о послереволюционном выселении докторской семьи из дома на Базарной площади и так называемом уплотнении. «Мы увидели, что центр мира сместился. Историю заказывали не в нашей квартире».

История в «Кондуите и Швамбрании» подаётся упрощённо, но место правде здесь есть. Книга живая – разве зазорно любить такую в новое время?

 

Мало Г. Без семьи

Повесть «Без семьи» Г.Мало на протяжении многих десятилетий дарит своим читателям незабываемые впечатления, особенно детям и подросткам. Разве можно устоять перед бесконечной дорогой, полной неожиданностей и приключений? Да еще и в компании дрессированных собак и потрясающе веселой обезьянки Душки?! От книги оторваться невозможно. И хотя в ней описаны порою очень тяжелые и правдивые моменты жизни, от которых наворачиваются слезы, тем не менее, эта книга учит жизнерадостности. Откровенно говоря, каждый раз после прочтения повести, возникает мысль, как мы порою несправедливо относимся к своей жизни. Нам вечно что-то не нравится, мы жалуемся на маленький доход, на отсутствие новенькой модели сотового телефона или автомобиля. А между тем стоит подумать о том, что истинные ценности для любого нормального человека все-таки совсем в других вещах. Чтобы это понять, достаточно ознакомиться с жизнью главного героя повести «Без семьи» мальчика Реми. Ознакомиться и сравнить его жизнь со своей.

На протяжении всего повествования Г.Мало неустанно рассказывает нам о голоде, холоде и лишениях. О нелегкой жизни бродячих артистов, о трудовых буднях садовников и шахтеров. Об опасностях, которые поджидают бедных трудяг на их жизненном пути, где они никак не защищены от случайных неудач, травм и болезней. В мире правят деньги!

Однако маленький мальчик Реми, который вырос на дороге, где получил воспитание и образование, смог сохранить в своем сердце чуткость, сопереживание и заботу о людях. Каждый раз, несмотря на тягости жизни, Реми мечтает только об одном – о своей семье. Все, чего бы хотелось мальчику-бродяге, так это настоящей любви.

Сат-Ок. Земля Соленых Скал;

Таинственные следы

«Земля Соленых Скал» – автобиографическое произведение. Все повествование от первого до последнего слова – правдивая история. В это даже трудно поверить, настолько необычны приключения маленького «ути» (так индейцы называют своих деток), потом подростка без имени (ведь у индейцев имя сначала нужно заслужить) и затем воина, сына вождя.

Эта книга уникальна по своей доброте, мудрости и изложению. Сат-Ок – сын польской революционерки, которая бежала из ссылки в Сибири и волей судьбы оказалась в племени шеванезов в Северной Америке. Она вышла замуж за сына вождя и родила ребенка – Сат-Ока. Он провел детские и юношеские годы в племени шеванезов, а после их переселения в резервацию, бежал с матерью в Польшу, где получил прекрасное образование и стал писателем.

Это уникальная книга единственная в своем роде – она написана индейцем! В ней он смог передать дух своего народа. И в то же время это не малообразованный индеец из прерий – это писатель с большой буквы.

 

Фраерман Р.И. Дикая собака динго

Имя Рувима Фраермана останется в детской литературе благодаря этой книге. «Дикая собака динго, или Повесть о первой любви» создана писателем на едином дыхании, почти перед самой войной. Фраерман не просто сочинил очередную историю о подростках; он сумел передать некую «предрассветную дрожь», состояние человека перед «взрослостью». Вначале книгу не приняли, зато потом она медленно, но верно стала превращаться в классику.

«Повесть о первой любви» посвящена нравственным проблемам, ее конфликт – в сфере интимных человеческих переживаний. Первая любовь девочки Тани, горькие переживания ее из-за того, что она растет без отца, непреодоленная любовь Таниной матери к уехавшему от нее мужу, чистая привязанность нанайского мальчика Фильки к Тане, сложные переживания Таниного отца, поздно понявшего, каких больших радостей лишил он себя, устранившись от воспитания дочери, – все это сплетено так плотно и естественно, как бывает только в жизни.

Таня предстает перед нами в один из наиболее сложных в человеческой жизни периодов – когда уходит детство и наступает первая пора возмужания. В эту пору человека часто посещают какие–то неясные мысли, становится неинтересным еще недавно любимое и начинают появляться странные желания. Это смутное томление воплощено в названии повести – Тане вдруг захотелось увидеть австралийскую дикую собаку Динго. Сложные эти переживания создают особую поэтичность образа Тани.

Событие


Телефоны

действующих служб, оказывающих медицинскую, социальную и психологическую помощь в кризисных состояниях, в т.ч. экстренную психологическую помощь.
Республиканская телефонная "горячая линия" по оказанию психологической помощи несовершеннолетним, попавшим в кризисную ситуацию - телефон доверия для детей.
Телефон доверия Гомельского городского центра социального обслуживания семьи и детей
Телефон доверия учреждения "Гомельская областная клиническая психиатрическая больница"
На базе отдела общественного здоровья ГУ "Гомельский областной центр гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья"
ЦЕНТРЫ ДРУЖЕСТВЕННОГО ОТНОШЕНИЯ К ПОДРОСТКАМ

Именинники месяца

Учителя
10.04 Клименок И.П.
12.04 Булавинский С.А.
24.04 Тимошенко В.В.
Ученики
02.04
Шинкаренко Филипп
03.04
Климова Екатерина
Млинников Владислав
04.04
Руцкая Марина
Ружинская Лилианна
Шейбут Мария
06.04
Дятлов Константин
08.04
Царенков Александр
10.04
Резнова Алина
11.04
Гришанов Вадим
Олейник Кирилл
13.04
Ушкалов Кирилл
14.04
Дворникова Александра
16.04
Карчевская Николь
19.04
Погорелов Вячеслав
20.04
Соболенко Владислав
Жевняк Алексей
23.04
Филипцов Данила
Смолин Максим
24.04
Васильцова Анастасия
25.04
Акуленко Елизавета
26.04
Горбунова Ника
27.04
Холупко Александр