Исторические романы и повести

Бадигин К. Кольцо великого магистра

В повести «Кольцо великого магистра» события совершаются в XIV веке. Место действия – Прибалтика: орденское государство, Великий Новгород, Польша, Литва. В центре повествования – борьба славянских народов и Литвы за выход к берегам Балтийского моря, борьба против захватнических устремлений немецкого ордена. Новгородский юноша подкормщик Андрейша приплывает на лодье в город Кнайпхов, расположенный у стен Кенисбергского замка. В городе живёт его невеста, дочь литовца Бутрима, резчика деревянной посуды. Когда Андрейша приходит в знакомый дом, он видит его покинутым и разрушенным. В поисках невесты Андрейша попадает в водоворот событий. Его захватывают в плен морские разбойники. Он поднимает мятеж горожан против орденских рыцарей, спасает от зверской казни литовскую княгиню Бируту, а сам попадает в подземелье Кенисбергского замка крестоносцев. Вместе с занимательными приключениями в повести правдиво показаны политическая обстановка, жизнь и быт описываемого времени. Автор повести «Кольцо великого магистра» К.С. Бадигин – капитан дальнего плавания, один из известных исследователей Арктики. К.С. Бадигин – автор ряда научных книг, а также художественных исторических повестей и романов для детей и молодёжи.

Петровский Н.А. Страна Большого Хапи

Эта книга о талантливом и трудолюбивом народе Древнего Египта. Читая её, вы совершите два увлекательных путешествия – в пространстве и во времени. Спускаясь вниз по Нилу, от первых порогов до дельты могучей реки, увидите страну пирамид такой, какой она была четыре тысячи лет назад. В то же время вы узнаете, как в XIXвеке обрели дар речи загадочные египетские иероглифы, как родилась наука египтология. Она приоткрыла вход в таинственные глубины времён и сделала зримым и понятным мысли, чувства, радости и горести людей невообразимо далёкого прошлого.

Пономарёв С. Стрелы Перуна

Главный герой книги «Стрелы Перуна» князь Киевский Святослав Игоревич был ближайшим родственником двух величайших личностей в истории Древней Руси – сыном легендарной княгини Ольги и отцом князя Владимира Крестителя. Сильный правитель, железной рукой объединявший разрозненные славянские племена в единое государство, личность, ставшая в свою эпоху настоящим символом воинского благородства, чести и отваги, и одновременно – лишенный простой и счастливый жизни человек. Его ненавидели и боялись византийцы, булгары, а особенно – «властители степей» – хазары, не однажды чувствовавшие на себе силу русского оружия. О том, каким он был, рассказывает увлекательный данный исторический роман.

Сатклиф Р. Орел Девятого легиона

Время и место действия в данной повести: II в. н. э., Римская Британия.

Как говорит в предисловии к первому русскому изданию повести кандидат исторических наук И. Левинская, «историки до сих пор спорят о том, что произошло с Девятым легионом. Того, о чем рассказала Р. Сатклиф, возможно, не было, но так могло быть».

Девятый Испанский легион «отправился на север усмирять племена» и пропал где-то в лесах и болотах. Отыскать его орла означало вернуть честь погибшим солдатам. Эту заботу берет на себя юный центурион Марк Флавий Аквила. Опасное путешествие он совершает в сопровождении верного Эски, бывшего гладиатора.

«Орел Девятого легиона» – первая часть исторической трилогии. Две последующие – «Серебряная ветка» и «Факелоносцы». Место действия данных повестей – также Римская Британия, время действия – III–IV вв. н.э. Главные герои – потомки М. Флавия Аквилы.

Бадигин К.С. Путь на Грумант

Время и место действия данного романа: август 1743 года.

Поморская ладья «Ростислав» шла на Грумант проторенной морской дорогой. На ладье – четырнадцать мореходов-промышленников, и среди них – ученик Ваня, сын кормщика.

«Артель зверобоев во время плавания составляла команду ладьи. Кроме кормщика – полновластного хозяина на судне – и его помощника, подкормщика, в составе артели обычно бывало два носошника, два забочешника, несколько весельщиков и ученик – зуек. Носошник в старину был основной фигурой на промысле. На моржовой охоте он с борта карбаса метал в зверя носок – поморский гарпун. Забочешник, находясь на средней скамье карбаса, должен был следить за ремнями – оборами, чтоб не запутались, и подавать носошнику носки <…> Ученик – зуек – обыкновенно занимался тем, что готовил пищу, прислуживал взрослым на охоте, проходя понемногу трудную науку моряка-зверобоя <…> Слово «зуек» означает небольшую морскую птичку, вроде чайки <…> Жизнь на зверобойном судне и взаимоотношения экипажа исстари определялись морским уставом, строго соблюдавшимся каждым промышленником» (К.Бадигин).

Природа суровая. Люди своеобразные, их промысел – трудный. Автор – бывалый моряк, великий знаток морского дела и, в особенности, истории северного русского мореходства. Так что чтение это очень интересное.

Монтгомери Дж. Ищи на диком берегу

Время и место действия в данной повести: 1817–1819 годы, российские колонии на Аляске и в Калифорнии, а именно Ново-Архангельск и крепость Росс.

Повесть посвящена истории о том, как юноша Захар Петров отправился из Охотска в Америку, чтобы разыскать своего отца, корабельного плотника. Данное произведение написано по мотивам воспоминаний двух реальных людей – Захара Чичинова и Тимофея Тараканова. Записи рассказов об их американских приключениях хранятся в библиотеке Калифорнийского университета. Еще один герой повести – Иван Александрович Кусков, действительно выдающийся человек, основатель и правитель крепости Росс, построенной в 1812 году немного севернее залива Сан-Франциско.

Повесть «Ищи на диком берегу» посвящена некой Шарлотте, а эпиграф взят из «Войны и мира»: «…Для того чтобы идти тысячу верст, человеку необходимо думать, что что-то хорошее есть за этими тысячью верст…». Можно, конечно, улыбнуться, встретив фамилии персонажей: капитан Рощин, помощник капитана Вронский, охотник Мышкин… Но, вообще, честь и хвала Джин Монтгомери. Она дотошно изучила историю и быт русских поселений в Америке и придумала увлекательный сюжет. По-русски повесть читается, будто так и была написана. Однако любопытно посмотреть, как выглядят в оригинале, то есть по-английски, некоторые слова и предложения: «Батюшки светы!», например.

Санд Ж. Мастера мозаики

Время и место действия данной повести: середина XVI века, Венеция. Мастеров мозаики братьев Франческо и Валерио Дзуккато завистники обвинили в мошенничестве. Эту историю можно найти в «Жизнеописаниях наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих» Джорджо Вазари. Сохранились и материалы судебного расследования.

Жорж Санд написала повесть о братьях Дзуккато для своего тринадцатилетнего сына Мориса: «Я хотела не только позабавить его, но и сообщить ему некоторые знания, и обратилась к реальному факту, известному в истории искусства. События из жизни мастеров мозаики собора Святого Марка почти во всем достоверны. Я только кое-что приукрасила и развила характеры в направлении, предсказанном самой действительностью».

Бульвер-Литтон Э.Д. Последние дни Помпей

«Помпеи являли собой миниатюрное воплощение цивилизации того времени. В тесном пространстве, ограниченном городскими стенами, были сосредоточены, так сказать, образцы всех даров, какие роскошь может предложить могуществу. В маленьких, но богатых лавках, в крошечных дворцах, в термах, на форуме, в театре и цирке, в кипучей жизни, уже носившей, однако, печать упадка, в утонченности и пороках людей отразилась вся Римская империя. Это был как бы игрушечный город в стеклянном ларце, где, словно по прихоти богов, была представлена величайшая империя земли, который они затем скрыли от времени, чтобы вновь явить потомкам как чудо» (Э.Бульвер-Литтон). 24 августа 79 года город Помпеи был погублен извержением Везувия.

Героев своего романа Э. Бульвер-Литтон нашел на картине Карла Брюллова «Последний день Помпеи» и поселил в жилищах, обнаруженных при раскопках злосчастного города. Образцовый исторический роман        XIX века изобилует описаниями и рассуждениями, а герои его романтичны. Есть влюбленная пара – Главк и Иона, прекрасные душой и телом. Кроме того, Главка любит слепая рабыня, а Иону – демонический египтянин.       При извержении Везувия одни из них уцелеют, другие погибнут. Вероятно, стихия унесла бы не те жизни, которые выбрал романист. Однако не только судьбы героев притягивают внимание читателя. Разве не шедевр лаконичная история… черепахи? Черепаха поселилась в саду дома Главка задолго          до того, как Главк купил свой дом. Во время предыдущего землетрясения черепаха оказалась погребена под руинами, но даже не заметила этого. Обломки разобрали, черепаха освободилась и продолжила медлительное, дюйм за дюймом, движение по саду, пока чудовищная катастрофа не убила и ее. При раскопках, добавляет Бульвер-Литтон, археологи нашли здесь черепаший панцирь.

Воронкова Л.Ф. След огненной жизни.

Время действия данной повести – VI в. до н. э. Место действия – Персия, Мидия, Лидия, Вавилония, Эллада, Скифия.

«След огненной жизни» – повесть о царе Кире. Историки по-разному рассказывают о нем. Писательница, как она же вспоминала, придерживалась повествования Геродота.

Свою первую историческую повесть Л. Воронкова написала в конце шестидесятых годов, уже будучи известной детской писательницей. Такая работа увлекла ее, и она написала еще несколько повестей на сюжеты, почерпнутые у Павсания, Фукидида, Плутарха: «Мессенские войны» (о судьбе народа маленькой эллинской страны), «Сын Зевса» и «В глуби веков» (об Александре Македонском) и, наконец, «Герой Саламина» (о Фемистокле). Чужих стран Л. Воронкова не видела, но ее воображение и писательское мастерство творили чудеса, позволяя и автору, и читателям превращаться в очевидцев давних и дальних событий.

«Кария. Ультрамариновая полоса моря, рыжие, опаленные зноем горы, ущелья, заросшие лесом. Жара. Багряная пыль стояла над войском, продвигавшимся по Карийскому побережью. Пыль застилала глаза, стекала со лба вместе с потом, скрипела на зубах. Мучила жажда. Лошади замедляли шаг, и поступь пехоты становилась все тяжелее. Неожиданно впереди, словно мираж, возникла крепость. Она стояла на скале, и нельзя было различить, где кончается желтая твердыня скалы и где начинаются желтые каменные стены крепости. Александр остановил войско…» («В глуби веков»).

Только в Самарканде и Бухаре, на землях, некогда завоеванных Александром Македонским, Любовь Федоровна побывала и там задумала книгу об Улугбеке, но ее написать не успела.

«Увлекательный сюжет, стремительность действия, тонкий психологизм, чувство времени, природы, чистый, прозрачный язык. Здесь все соразмерно, все построено прочно», – эти слова Валентины Путилиной  о повести «Герой Саламина» будет правильно отнести ко всем историческим книгам Л.Ф.Воронковой.

Вронский Ю.П. Необычайные приключения Кукши из Домовичей

Действие в данной исторической повести происходит в Древней Руси (Новгородская земля), Средневековой Европе, Византии за несколько лет до 860 года.

Отрок по имени Кукша к своим пятнадцати годам «успел повидать столько стран, сколько видел не всякий бывалый купец-мореход». Приключения Кукши –  варяжского пленника, затем раба, вора, а затем –  царского гвардейца в Царьграде, – действительно необычайны, но язык не поворачивается назвать их невероятными. Ю.П. Вронский сочинил повесть таким образом, что в ее события, вытекающие одно из другого, охотно веришь. Даже приятно понимать, что сын конунга, товарищ в играх и побратим Кукши мальчик Харальд станет великим норвежским королем Харальдом Прекрасноволосым, а дерзкие морские разбойники викинги Хаскульд, Тюр и Рерик в нашей истории зовутся князьями Рюриком, Аскольдом и Диром.

Симпатичное имя Кукша можно найти в святцах. Св. Кукша, инок Киево-Печерского монастыря, жил двумя столетиями позже и проповедовал христианство язычникам. Наверное, Ю. Вронский имел в виду его житие, именуя своего героя как бы в честь будущего подвижника. Недаром повесть о приключениях Кукши из Домовичей завершается его отплытием в Киев  с царьградскими послами-проповедниками. И, в сущности, это повесть           о душе, которая в сумраке растет и тянется к свету.

Гюго В. Собор Парижской Богоматери

События в данном романе разворачиваются в Париже в конце XV века. Весь роман – сам, как готический собор, грандиозный и фантазийный – собран и стянут вокруг Собора Парижской Богоматери, каким он был в эпоху позднего французского средневековья. Проницательный Честертон сказал      о Гюго: «В лучшем его романе, то есть лучше всего написанном, в «Соборе», причудливые и пышные подробности готической архитектуры почти так же живы, как люди. <…> Кажется, что камни задвигались, заволновались, словно море, в котором змеятся змии, над которым летают птицы». Горожане и горожанки, школяры, цыгане, обитатели Двора чудес, бедная затворница и король Людовик XI, философ Пьер Гренгуар и архидьякон Клод Фролло, звонарь Квазимодо и танцовщица Эсмеральда – у подножья Собора все они,    с их злоключениями, разговорами, страхами, любовью, весельем, гневом и отчаяньем, напоминают комедиантов на площади, но, наверное, не более, чем живые люди – с высоты птичьего полета.

«Собор Парижской Богоматери» и архаичен, и современен. Чтение этого романа в отрочестве, в молодости, в зрелом возрасте – всегда откровение.

Де Костер Ш. Легенда об Уленшпигеле

Пророчество Катлины из пятой главы книги первой: «Два младенца народилось: один в Испании, инфант Филипп, а другой – во Фландрии, сын Клааса, ему потом дадут прозвище Уленшпигель… Император Карл и король Филипп промчатся по жизни, всем досаждая войнами, поборами и прочими злодеяниями… Вечно юный Уленшпигель никогда не умрет, по всему свету пройдет, ни в одном месте прочно не осев. Кем-кем он только не будет: и крестьянином, и дворянином, и ваятелем, и живописцем! И странствовать ему по белу свету, славя все доброе и прекрасное, а над глупостью хохоча     до упаду. Доблестный народ фламандский! Клаас – это твое мужество; Сооткин – это твоя стойкая мать; Уленшпигель – это твой дух; славная, милая девочка, спутница Уленшпигеля, бессмертная, как и он, — это твое сердце, а толстопузый простак Ламме Гудзак – это твоя утроба».

Герой немецких и фламандских легенд Уленшпигель, лукавый шут и бродяга, будто бы жил в XIII или XIV веке. Шарль Де Костер переместил его в XVI век, сделал ровесником короля Филиппа II, современником Вильгельма Оранского и участником восстания гёзов. В отличие от исторических лиц, Тиль Уленшпигель, как сказано, бессмертен, и роман    о нем, как нам известно, – тоже.

Дюма А. Учитель фехтования

Основное действие романа начинается приблизительно за год и заканчивается приблизительно через год после декабрьского восстания в Санкт-Петербурге 1825 года.

Строго говоря, «Учителя фехтования» нельзя считать историческим романом: в 1840 году он был уже написан. Но, во-первых, он сочинялся тем способом, каким сочиняются все исторические романы. Хотя А. Дюма и выслушал рассказы настоящего петербургского учителя фехтования Огюстена Гризье, он признавался, что работает над романом, «держа в одной руке книгу, в другой – перо». Свое путешествие в Россию А. Дюма совершил почти двадцать лет спустя. Во-вторых, сегодня «Учитель фехтования» читается именно как исторический роман. Трудно сказать, кому он должен быть более интересен, русским или французам. Прототипы героев Дюма – графа Алексея и Луизы Дюпюи – декабрист Иван Александрович Анненков и модистка Полина Гебль, в замужестве Прасковья Егоровна Анненкова. Француженка последовала за супругом в сибирскую ссылку, что и описано в романе.

Загоскин М.Н. Юрий Милославский, или Русские в 1612 году

«Никогда Россия, – писал М.Н. Загоскин, – не была в столь бедственном положении, как в начале семнадцатого столетия: внешние враги, внутренние раздоры, смуты бояр, а более всего совершенное безначалие – все угрожало неизбежной погибелью земле русской».

Из рецензии А.С. Пушкина «Юрий Милославский, или Русские в 1612 г. Соч. М.Н. Загоскина. – М. в типогр. Н. Степанова, 1829. – 3 части,    с виньетками на заглавных листах…» (рецензия напечатана в «Литературной газете» в 1830 г.):

«…Г-н Загоскин точно переносит нас в 1612 год. Добрый наш народ, бояре, козаки, монахи, буйные шиши – всё это угадано, всё это действует, чувствует, как должно было действовать, чувствовать в смутные времена Минина и Авраамия Палицына. Как живы, как занимательны сцены старинной русской жизни! сколько истины и добродушной веселости в изображении характеров Кирши, Алексея Бурнаша, Федьки Хомяка, пана Копычинского, батьки Еремея! Романическое происшествие без насилия входит в раму обширнейшую происшествия исторического. Автор не спешит своим рассказом, останавливается на подробностях, заглядывает в сторону, но никогда не утомляет внимания читателя. Разговор (живой, драматический везде, где он простонароден) обличает мастера своего дела. Но неоспоримое дарование г. Загоскина заметно изменяет ему, когда он приближается к лицам историческим. Речь Минина на нижегородской площади слаба: в ней порывов народного красноречия. Боярская дума изображена холодно. Можно заметить два-три легких анахронизма и некоторые погрешности противу языка и костюма <…> Но сии мелкие погрешности <…> не могут повредить блистательному, вполне заслуженному успеху “Юрия Милославского”».

О боярине Юрии Милославском, именем которого назван роман, справедливо заметил С.Т. Аксаков: «…В нем нет ничего славного, сильного, увлекательного, самобытного. Его спасают, посылают, освобождают, не слушают, разрешают и венчают». Это вполне в духе В. Скотта, последователем которого является М. Загоскин. Айвенго – превосходный пример второстепенного главного героя.

Кроме других литературных произведений, М. Загоскин написал романы «Рославлев, или Русские в 1812 году» и «Русские в начале восьмнадцатого столетия. Рассказ из времен единодержавия Петра I».

Крутогоров Ю.А. Повесть об отроке Зуеве;

Куда ведет Нептун; Красные Воды

Время и место действия: XVIII век, Россия: от Ледовитого океана до Каспийского моря.

В сущности, это трилогия о российских путешественниках, достойных быть известными каждому школьнику.

В «Повести об отроке Зуеве» повествуется о том, как гимназист Василий Зуев в составе экспедиции Петра Симона Палласа отправился в Сибирь, а затем, возглавив маленький отряд, вышел по Оби к Ледовитому океану («Ледяному морю»), нанес на карту Карский залив, собрал экспонаты для Петербургской кунсткамеры, исследовал быт самоедов и остяков.

«Куда ведет Нептун». На крутом берегу реки Хатанга, впадающей в море Лаптевых, стоит памятник – красный морской буй высотою в пять метров. На конусе слова: «Памяти первых гидрографов – открывателей полуострова Таймыр». Имена знакомые, малознакомые, совсем незнакомые. Всем капитанам проходящих судов навигационное извещение предписывает: «При прохождении траверза мореплаватели призываются салютовать звуковым сигналом в течение четверти минуты, объявляя по судовой трансляции экипажу, в честь кого дается салют». Низкие гудки кораблей плывут над тундрой, над рекой, над морем…

Историческая повесть о походе в первой половине XVIII века отряда    во главе с лейтенантом Прончищевым на полуостров Таймыр. Его исследования стали яркой страницей в истории великой северной экспедиции.

В повести «Красные Воды» повествуется об экспедиции князя Александра Бековича-Черкасского, в составе которой был юнга Петька Шустров.

Все три книги замечательны тем, что в жизни российского XVIII века Юрий Крутогоров, видимо, чувствует себя, как рыба в воде.

Ладинский А.П. Когда пал Херсонес

Весной 989 года князь Владимир Святославич завоевал Херсон (Херсонес Таврический, Корсунь), после чего там же крестился и женился    на сестре византийского императора Василия II Анне.

Повествование в данном романе ведётся от имени Ираклия Метафраста: «…Я, Ираклий Метафраст, друнгарий царских кораблей, патрикий и приближенный василевса, рожденный в хижине, но возведенный до дворцов, осмеливаюсь писать среди этих прекрасных книг о том, что случилось мне видеть и пережить в гибельные годы царствования Василия Болгаробойцы…».

Пожалуй, самое замечательное в этом основательном и неторопливом, и изящном романе – выбор повествователя. Однофамилец прославленного писателя Симеона Метафраста, друг Льва Диакона и Иоанна Геометра, Ираклий Метафраст – любитель звезд и книг, склонный к философии начальник византийского флота, свидетель и участник политических интриг и военных походов.

Линевский А.М. Листы каменной книги

События в данной повести разворачиваются в далекой древности – в каменном веке. А земли – недальние: побережье Белого моря и Онежского Озера.

Ясно, что сочинить повесть о первобытных людях, чтобы она читалась как достоверная, очень и очень трудно. Археолог и этнограф А. Линевский, изучавший карельские петроглифы и карельский фольклор, написал повесть «Листы каменной книги» в молодости, в 1930 году. Это история юноши по имени Льок. Он же – Быстроногий Заяц. Льок хитроумен. В сущности, он тот, кого, как Гильгамеша, Гефеста и Гайавату, принято называть культурным героем. В нем мало веры и страха, много смекалки и любопытства. Он и колдун, и художник, и мастер по выделке отличных кремневых орудий. Он обманет обманщиков и выйдет сухим из воды, но и бед, и обид на его долю выпадет предостаточно. Вероятно, такие люди, как Льок, могли жить когда угодно – даже в эпоху верхнего неолита.

Событие

Телефоны

действующих служб, оказывающих медицинскую, социальную и психологическую помощь в кризисных состояниях, в т.ч. экстренную психологическую помощь.
Республиканская телефонная "горячая линия" по оказанию психологической помощи несовершеннолетним, попавшим в кризисную ситуацию - телефон доверия для детей.
Телефон доверия Гомельского городского центра социального обслуживания семьи и детей
Телефон доверия учреждения "Гомельская областная клиническая психиатрическая больница"
На базе отдела общественного здоровья ГУ "Гомельский областной центр гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья"
ЦЕНТРЫ ДРУЖЕСТВЕННОГО ОТНОШЕНИЯ К ПОДРОСТКАМ

Именинники месяца

Учителя
04.11 Тарасенко Т.Е.
08.11 Акимцова М.Б.
Ученики
04.11
Коледа Анастасия
Коледа Яна
05.11
Гапеенко Степан
Кузнецов Арсений
06.11
Рубцова Анастасия
Холопова Евгения
08.11
Сидоренко Дмитрий
09.11
Миклина Екатерина
13.11
Лызикова Екатерина
14.11
Готовчиц Анна
Крутая Юлианна
Шавырова Екатерина
15.11
Марченко Дарья
17.11
Бондаренко Егор
18.11
Пархоменко Илья
19.11
Проскудин Алексей
21.11
Соловьева Виолетта
Тэнц Павел
23.11
Туннис Кристапс
24.11
Бондарович Дарья
Хорошко Виктор
26.11
Горюхина Вера
Колесник Даниил
Морозова Ольга
27.11
Матюшенко Мария
28.11
Ковалюк Анна